Mind's activity Стресс и ложная тревога

Стресс и ложная тревога

Чтобы эффективно справляться с беспокойством, необходимо уметь «отключать» ложную тревогу или предотвращать ее возникновение.

30
0

Чувство беспокойства тесно связано со страхом. Когда человек испытывает страх, у него запускается механизм тревожности и проявляются такие ее симптомы, как, например, учащенное сердцебиение, нехватка кислорода, беспокойство. Когда впоследствии становится очевидным, что бояться было нечего, человек признаёт, что тревога оказалась ложной. Чтобы эффективно справляться с беспокойством, необходимо уметь «отключать» ложную тревогу или предотвращать ее возникновение.

Люди, посещающие тренинги по борьбе с тревожностью, часто говорят, что, когда они получают четкое представление о механизме работы мозга, у них повышается уверенность в том, что они сумеют справиться со своим состоянием. Рассеивается необъяснимая загадка, что же такое с ними происходит. Вы тоже в силах снизить уровень тревожности, если поймете, каким образом тревога возникает в мозгу.

Начнем с центра, где формируется эмоция страха, – с миндалевидного тела. В идеале миндалевидное тело и ОФК находятся в гармоничном взаимодействии. У большинства людей подобное здоровое взаимодействие этих областей формируется на основе теплых и поддерживающих межличностных отношений на раннем этапе развития ребенка и сохраняется на протяжении всей жизни. На тренингах по борьбе с тревожностью я объясняю важность «укрощения» миндалевидного тела.

Помимо добавления эмоциональной окраски любому получаемому опыту, миндалевидное тело выполняет функцию своеобразной «кнопки тревоги» и активизируется как при настоящей тревоге, так и при ложной. Это обусловлено реципрокными (то есть взаимными) отношениями между миндалевидным телом и ОФК. При чрезмерном возбуждении миндалевидного тела такая активность перегружает ОФК. Тем не менее ОФК в состоянии «укротить» миндалевидное тело. Я предпочитаю использовать понятие «укротить», а не «блокировать», потому что человек не может обойтись без миндалевидного тела. Эта область мозга формирует эмоциональную реакцию в целом, а не только отвечает за страх. Миндалевидное тело не должно быть «заблокировано», оно должно работать на благо организма.

Есть два основных способа активизировать миндалевидное тело: «короткий путь» и «длинный путь». Короткий путь пролегает через кору головного мозга. Это означает, что вы думаете о чем-то прежде, чем испытать страх. С одной стороны, это хорошо, потому что у вас есть возможность напомнить себе, что бояться нечего. С другой стороны, это порой ведет к возникновению иррациональных страхов.

Короткий путь для активизирования миндалевидного тела может стимулировать возбуждение симпатической нервной системы и потенциально вызывать тревогу и/или панику. Миндалевидное тело способно формировать чувство тревоги еще до того, как в коре головного мозга произойдет анализ ситуации. Это означает, что человек может ощутить опасность еще до того, как подумает о том, что вызывает у него чувство тревоги. За долю секунды миндалевидное тело посредством норадреналина возбуждает электрические импульсы во всей симпатической нервной системе и стимулирует работу надпочечников. Надпочечники выбрасывают в ток крови адреналин, что приводит к учащению дыхания, сердцебиения и повышению кровяного давления. Этот тип реакции называется «бей или беги».

В дикой природе полноценное проявление реакции «бей или беги» оправданно и эффективно. Этой способностью наделены все млекопитающие, и она спасает им жизнь. Сначала животное замирает на месте. Когда вы едете по лесной дороге ночью и замечаете оленя, который как вкопанный стоит у обочины и смотрит на ваш быстро приближающийся автомобиль, не считайте, что олень ведет себя глупо. Он просто делает то, что животные делали миллионы лет, чтобы сохранить себе жизнь. Когда олень слышит приближающийся звук потенциального хищника, он замирает неподвижно, чтобы получить возможность увидеть хищника прежде, чем тот увидит его. Поскольку многие хищники реагируют на движение, замереть на месте – хороший способ превратиться в невидимку. Замирая, олень на самом деле готовится к дальнейшим действиям. Хотя нам и кажется, что олень ничего не делает, каждой мышцей своего тела он готовится сражаться или бежать.

Как и в случае с оленем, прилив адреналина, который испытывает человек, готовит его организм к движению: учащение дыхания и сердцебиения происходит для более эффективного снабжения мышц кислородом. Адреналин действует на мышечное веретено, повышая давление покоя, чтобы мышцы мгновенно начали выполнять работу. Происходит сужение кровеносных сосудов кожного покрова для сокращения потенциальной кровопотери при ранении. Функции пищеварительной системы блокируются для сохранения энергии. Прекращается слюноотделение (у человека пересыхает во рту). Адреналин оказывает расслабляющее действие на мускулатуру мочевого пузыря, чтобы не происходило потери глюкозы.

Краткая последовательность выглядит следующим образом: миндалевидное тело посылает сигнал в гипоталамус, отвечающий за многие метаболические процессы и регулирующий некоторые функции автономной нервной системы. Далее сигнал передается в гипофиз, а затем в надпочечники, где происходит секреция адреналина, а позднее – кортизола. Эта система называется гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковая ось, или ось ГГН.

С нейрохимической точки зрения норадреналин вместе с веществом под названием кортикотропин-рилизинг фактор, или кортиколиберин, посылается миндалевидным телом в гипоталамус, подающий сигнал гипофизу. Гипофиз с током крови отправляет немедленное сообщение надпочечникам с указанием начать секрецию кортизола – гормона стресса, способного поддерживать активность человека для борьбы со стрессом дольше, чем адреналин. В краткосрочной перспективе кортизол стимулирует производство дофамина, поддерживающего организм в бодром и активном состоянии. Но кортизол оказывает негативное влияние на мозг и организм в целом, если остается активным продолжительное время. При избыточном уровне кортизола в течение длительного времени уровень дофамина снижается, что приводит к плохому самочувствию.

Тем не менее в течение короткого периода времени действие кортизола приносит большую пользу. В стрессовой ситуации, требующей более длительной реакции, чем «бей или беги», организму нужен способ производить «топливо» – глюкозу. Адреналин сразу же стимулирует расщепление гликогена и жирных кислот, но при продолжительном стрессе функция сохранения энергетических ресурсов переходит к кортизолу. Кортизол действует через кровь, вот почему это происходит медленнее, чем у адреналина.

Кортизол действует более системно, чем адреналин. Он стимулирует клетки печени активировать синтез глюкозы, поступающей в ток крови, и одновременно блокирует инсулиновые рецепторы в органах и тканях, не настолько важных в тот момент, чтобы организм мог воспользоваться всей глюкозой, необходимой ему для борьбы с угрозой. Принцип действия кортизола заключается в долговременной стратегии инсулиновой резистентности, в результате которой поддерживается постоянный уровень глюкозы в мозге. Тем не менее в организме не всегда может оказаться достаточно глюкозы, так что кортизол берет на себя функцию сохранения энергетических ресурсов. Он активизирует синтез гликогена из белков и стимулирует жировые отложения. При хроническом стрессе отложение жира происходит в районе живота. Если вы замечали, что у вас растет живот, придавая фигуре форму яблока, возможно, это связано с повышенным уровнем кортизола, стимулирующим «запасание энергии». К сожалению, это не лучший способ сохранения энергии. Такую «энергию» лучше сжигать при помощи физических упражнений.

Одна из многих проблем, связанных с хроническим стрессом и повышенным уровнем кортизола, заключается в том, что определенные области мозга (в частности гиппокамп) принимают на себя весь удар. В гиппокампе находится много рецепторов кортизола. В нормальном состоянии они помогают управлять выработкой кортизола, и их функция – посылать сигнал о прекращении выработки кортизола – сравнима с работой термостата. Однако при сохранении высокого уровня кортизола продолжительное время рецепторы гиппокампа погибают. Это вызывает атрофию гиппокампа, которая в том числе проявляется в виде расстройства памяти.

Тем временем в миндалевидном теле происходит обратный процесс. Вместо атрофии эта область головного мозга становится сверхчувствительной. Чувствительность миндалевидного тела увеличивается при повышении уровня кортизола. Что вполне обоснованно с эволюционной точки зрения: если наши далекие предки испытывали стресс при виде опасного хищника, их нервная активность должна была достигнуть пикового уровня, чтобы они не думали ни о чем другом.

Из-за сверхчувствительности миндалевидного тела хронический стресс делает человека нервным и беспокойным. Именно поэтому ветеран войны с посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР) при громких звуках салюта падает на пол и закрывает голову руками. Громкий звук напоминает ему взрыв самодельного взрывного устройства или выстрел, и прежде, чем он успевает что-то подумать, его миндалевидное тело стимулирует реакцию «бей или беги» – ложную тревогу.

Если человек пережил тяжелую травму или испытывает хронический стресс, слаженный механизм совместной работы гиппокампа и миндалевидного тела нарушается в пользу последнего. Это происходит потому, что повышенный уровень кортизола и глутамат отрицательно действуют на гиппокамп, в то время как миндалевидное тело активируется. Кортизол и глутамат стимулируют миндалевидное тело, а чем более возбуждена эта область мозга, тем легче она запускается.

Поскольку гиппокамп обеспечивает контекст для воспоминаний, нарушение его функций отрицательно влияет на способность человека в перспективе оценить событие, вызвавшее стресс. Миндалевидному телу, напротив, никакой контекст не нужен. Когда оно активизируется, любой громкий звук провоцирует реакцию «бей или беги».

Разрушительным для гиппокампа бывает не только продолжительный высокий уровень кортизола, но и избыток возбуждающего нейромедиатора глутамата. Изначально кортизол стимулирует механизм долговременной потенциации (ДВП) путем повышения передачи глутамата в гиппокамп. С эволюционной точки зрения это также имеет смысл: когда наши предки попадали в стрессовую ситуацию, например находились в опасной близости к месту обитания львиного прайда, им нужно было это запомнить. В современном мире данная тенденция приводит к выработке устойчивых или фиксированных моделей поведения. Сложно забыть то, что вызвало стресс, и повышенный уровень глутамата помогает это помнить.

Переизбыток положительного способен привести к негативу. Как и повышенный уровень кортизола, высокий уровень глутамата отрицательно влияет на гиппокамп, поскольку позволяет проникать в клетки ионам кальция, захватывающим электроны, что приводит к образованию свободных радикалов. Если в организме недостаток антиоксидантов, свободные радикалы в своем хаотичном движении проделывают дыры в стенках клеток, повреждая их и потенциально убивая. Дендриты, разветвленные отростки нейронов, тянущиеся к другим нейронам для получения информации, начинают втягиваться обратно в тело нейрона. Мысли и эмоции человека становятся более примитивными. Теряется гибкость решений, а сами решения, вероятно, окажутся в большей степени деструктивными, чем конструктивными.

К счастью, существуют методы блокировать ложную тревогу до того, как она станет деструктивной. Один из таких способов подтверждается результатами новаторского исследования профессора Нью-Йоркского университета Джозефа Леду. Он продемонстрировал, что одна из областей миндалевидного тела, центральное ядро, особенно активно участвует в формировании эффекта «снежного кома» при возникновении эмоции страха и беспокойства. Центральное ядро связывает безопасные стимулы с предположительно опасными стимулами. Именно поэтому у человека мост может ассоциироваться со смертью, а разговор с незнакомцем – с унижением.

Тем не менее функции центрального ядра блокирует другая область миндалевидного тела. Она называется опорное ядро краевой полоски (BNST, от англ. basal nucleus stria terminalis) и стимулируется действиями. Предпринимая действия, человек активирует BNST и блокирует центральное ядро и его нецелесообразную ассоциацию безопасных стимулов с обоснованными стимулами.

Предпринимая действия, человек также активирует левую лобную долю, что способствует снижению чрезмерной активности миндалевидного тела. У людей с тревожными расстройствами часто отмечается повышенная активность правой лобной доли. Левая лобная доля в большей степени ориентирована на действия, в то время как правая лобная доля – на пассивное поведение и отказ от участия. Более того, левая лобная доля поддерживает позитивные эмоции, тогда как правая лобная доля – негативные эмоции.

Таким образом, человек сам контролирует способность «отключать» реакцию «бей или беги» и ложную тревогу. Левая лобная доля префронтальной коры и гиппокамп работают вместе, чтобы «укротить» миндалевидное тело и контролировать функцию гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси. Физическая активность и выполнение конструктивных действий способны блокировать ощущение перегруженности, возникающее из-за чрезмерной активности правой лобной доли.

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here