Books Книга И Цзин и ее ситуационные образы

Книга И Цзин и ее ситуационные образы

Книге И Цзин содержит ситуационные образы и их решения, касающиеся разнообразия человеческих состояний и их связей с человеком и космосом

208
0

Наиболее ясная и внятная, а на деле самая достоверная феноменология, указывающая на действительную “реальность” психики, равно как и на единство психики, памяти, знания и материи, предложена в книге И Цзин.

Книге И Цзин насчитывает примерно 4000-летнюю историю и содержит ситуационные образы (situational images) и их решения, касающиеся разнообразия человеческих состояний и их связей с человеком и космосом.

regression

Книга может быть использована в качестве оракула, которому задают вопросы посредством бросания монет или счета стеблей, раскладываемых в случайном порядке. Получаемые таким образом числовые паттерны соотносят с образами и их толкованиями в книге, которые могут быть ответами на заданные вопросы.

В течение последних пятидесяти лет я использовал И Цзин великое множество раз и извлекал из нее информацию и прозрения относительно вероятного развития будущих событий и риска в положениях, суть которых не представляла возможности их рационального понимания. Я испрашивал у нее совета относительно своих пациентов, случаи которых мне представлялись клинически неопределенными или трудными для решения. И как это не может не показаться удивительным, при всех обстоятельствах, когда была возможность удостовериться в справедливости ее вердикта, И Цзин подтверждала себя со сверхъестественной точностью и аккуратностью как в случаях со мной, так и со многими моими коллегами и друзьями, которые поделились со мною своим опытом.

Один из них, университетский профессор, который, в частности, проявлял интерес к проблеме статистической достоверности, рассказал мне презанятную историю. Он хотел проверить И Цзин, задавая оракулу один и тот же вопрос каждый месяц и сопоставляя ответы с целью выявления возможных противоречий и непоследовательности. “И знаете ли вы, что произошло?” – сказал он мне некоторое время спустя. – “Вы не поверите мне, но я получал в точности один и тот же ответ всякий раз, когда я испытывал оракул!”

Стоит здесь привести еще один примечательный эпизод с одним моим весьма скептическим знакомым, который также вознамерился проверить И Цзин на деле. Однажды мы находились в летнем доме, стоявшем на вершине холма, подъем по которому был довольно длинен и крут. Этот знакомый приехал к нам нас навестить и, собираясь отправиться назад в скором времени, оставил свою машину у подножия нашего холма. Однако же его пребывание у нас затянулось в связи с разыгравшейся в тот день нешуточной бурей. В полночь, когда ливень еще вовсю продолжался, он решился заночевать и был в нерешительности относительно того, пригнать ли машину наверх или оставить ее там, где она была. Тогда один из нас предложил ему: “Почему бы вам не спросить совета у И Цзин?” Это был в самом деле подходящий случай для проверки. Ответом была 26-ая гексаграмма, текст которой гласил: “Большой человек укрощен, ему следует стоять, как он есть”. И вторая строка: “Повозка и ось разъединились” [11]. Как и следовало ожидать, здравым решением было ничего не предпринимать по части передвижения в дождь и по темноте. Но самое удивительное для нас было в том, что подтвердило в действительности этот столь грозный вердикт: наутро, когда мы спустились вниз поглядеть, что с машиной, то увидели, что два – именно два, а не одно – колеса спущены… И вот вопрос, как могла И Цзин, или, если быть точными, бросаемые в случайном порядке монеты, “знать” об этом?

Этот феномен говорит об осмысленном поведении неорганической субстанции, полагаемой вполне “безжизненной.” Монеты брошены и выпали в “случайном” порядке, однако, тем не менее, дело обстоит так, как будто бы они знают не только суть заданного вопроса, но и то, что неведомо самому спрашивающему – возможности и варианты исхода ситуации в соответствии с психологическими тенденциями спрашивающего и возможными подходами к разрешению проблемы. Более того, их “случайное” выпадение происходит так, как будто они знают или помнят то, что было написано в древней книге около четырех тысячелетий назад.

Это “поведение” бросаемых монет в их “действии”, сообразном бессознательной динамике определенной и конкретной драматической ситуации, к которой взывает сознание спрашивающего, принуждают нас отказаться от идеи случая и самой “случайности.” Что именно во всех практических смыслах определяет чисто случайное выпадение, происходящее от столь же случайного бросания и непредсказуемого движения воздуха, влияющего на процесс падения, в результате которого появляется определенная конфигурация, которая соответствует психическому импульсу (задаваемому вопросу) и экзистенциальной ситуации, неведомой самому спрашивающему, но точно известной некоему “полю,” чем бы оно ни было. Конфигурация объектов внешнего мира выражает динамику формы, которая представляет психологический (задаваемый вопрос, умственное и эмоциональное состояние спрашивающего), а также неизвестный событийный порядок, осуществляемый посредством транспсихологического информационного содержания, которое находится как будто где-то “вне”, в непространственном поле.

Осмысление подобных вещей еще не нашло себя в биологии, медицине и повседневной жизни, и, надо сказать, к существенному ущербу для понимания нашего положения на земле и в космосе, а также к неменьшему ущербу для решения вопросов лечения и экологических проблем.

Автор Эдвард Уитмонт. Из книги
“Психика и материя: Очерки по гомеопатии в свете психологии Юнга”

Эдвард Уитмонт – Юнгианский аналитик и врач-гомеопат. Он получил медицинское образование в Вене в 1936 г., в начале изучал психологию А.Адлера и антропософию, потом пришел к гомеопатии, натуропатии, хиропрактике, йоге и астрологии, а после 1940 г. познакомился с К.Г. Юнгом и стал одним из основателей Института К.Г.Юнга в Нью-Йорке. Автор книг: «Символический поиск» (1979), «Сновидения, портал к Источнику» (1991), «Алхимия исцеления» (1996), «Возвращение к богине» (1997).

Книга И цзин здесь